ОДИНОКАЯ И СЧАСТЛИВАЯ: ВРАНЬЕ ИЛИ НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ?

Анна Шадрина

<Одна из передач Лолиты Милявской на Первом канале, куда меня пригласили в качестве главной героини, называлась "Без комплексов". Попали, что называется, пальцем в небо. Редакторы программы не подозревали, что я не только сама являюсь представительницей "поколения сингл". Несемейные женщины, перешагнувшие официальный возрастной рубеж вступления в брак (после 30 лет) - объект моей будущей магистерской диссертации. Не могу назвать себя убежденной холостячкой, но жизнь складывается таким образом, что до ЗАГСа дело не доходит. Пережив три неудачные попытки создания семьи и обнаружив, что таких женщин, как я (из большого города, с высшим образованием и хорошим трудоустройством) не сотни, а тысячи, я решила найти объяснение этому явлению более глубокое, чем "мужик нынче не тот пошел".

И вот начав всерьез исследовать этот феномен, я поняла, что в научном мире я с этой темой, что называется один на один. Ни одна русскоязычная поисковая Интернет-служба не дает ссылок, удовлетворяющих запрос "Одинокие женщины в пост-советском пространстве". В это же время, крупнейшие периодические издания США, научные ресурсы обратили внимание на такое социальное явление, как постоянный рост одиноких, работающих женщин еще в 80-тые годы прошлого века. Так, в 1986 году журнал "Ньюсуик" в статье "Брачная катастрофа" опубликовал данные демографического исследования Гарвардского и Йельского университетов, согласно которым 30-лентняя, незамужняя женщина имеет только 20 % вероятности выйти замуж. В 35 эти шансы сокращаются до 5 %. А в 40 лет, как писал "Ньюсуик": "Одинокая, белая выпускница колледжа имеет больше шансов быть убитой террористом, чем выйти замуж". Согласно данному исследованию, послужившему информационным поводом для многочисленных научных и вненаучных рефлексий* и ставшему культурной референцией на целых 20 лет, принявшие решение продвигаться по карьерной лестнице, отсрочившие матримониальные планы и в связи с этим не вышедшие замуж "своевременно" женщины рискуют остаться одинокими и бездетными. Однако, в 2006 году "Ньюсуик", исследовав жизненный опыт одиноких женщин, опрошенных в 1986 году и сумевших позже создать семьи, опроверг опубликованные ранее данные. Согласно новым данным, шансы одинокой 40-летней женщины выйти замуж составляют более 20 %. "Новая статистика", как считают сами исследователи данного феномена, вселяет в отчаявшихся создать семью женщин-синглов больше оптимизма и вдохновляет на более энергичный поиск партнеров.

Благодаря развернутой общественной дискуссии на брачном рынке созданы многочисленные службы "сетевых знакомств", "свиданий вслепую" и "банков донорской спермы". Тема "женского одиночества" была подхвачена капиталистической системой и превращена в многомиллионную индустрию. Но, с другой стороны, открытое обсуждение проблемы сформировало терпимое отношение общества к модели одиночного проживания. Западное общество осознало, что в институте семьи произошли глобальные изменения. Многие женщины, делая ставку на образование и карьеру, отодвигали брачные планы. Обретя к тридцати годам экономическую стабильность, одни осознали, что и вне брака можно получать позитивные стороны семейной жизни: секс, материальную защищенность, эмоциональный комфорт. Другие "хотят, но не могут," потому что на брачном рынке к этому времени "осталось мало свободных мужчин". А те, что есть, не соответствуют ожиданиям женщин, привыкших самостоятельно строить свою жизнь. В то же время на пост-советском пространстве о трансформации института брака упоминают только в связи с демографическим кризисом. Причины этих трансформаций не обсуждаются. И с точки зрения официального дискурса проблему можно решить, увеличивая пособия по уходу за новорожденными. Однако вопрос о росте числе женщин, не вступающих в брак не поднимается. Незамужняя женщина после 30 в сознании нашего общества является неудачницей, достойной не только жалости, но и порицания. "А где ты раньше была? Всех взяли замуж, а тебя нет". Как женщина-сингл я сама ежедневно сталкиваюсь с нетерпимостью общества. Встречая старого знакомого, я точно знаю, каким будет его первый вопрос: "Замуж вышла?" На дне рождения лучшая подружка (семейная) обязательно поднимет тост "За то, чтобы это случилось как можно скорее". Начальница на работе, мама, тетя в один голос твердят про стакан воды (который в старости некому будет подать, если я и дальше буду перебирать). Гинеколог на приеме приходит в ужас. В мои 31, по меркам нашей медицины, я уже не просто "старородящее тело", меня уже практически нет. При этом мое собственное мнение просто никто не принимает всерьез. Поэтому приглашение на ток-шоу я рассматривала как отличный шанс для возбуждения общественной дискуссии. Тему "доклада" я обозначила для себя как "почему общество нетерпимо к женщинам-одиночкам?" Безусловно, я отдавала себе отчет в том, что от телевидения в целом, и в частности от данного ток-шоу не стоит ожидать сиюминутного решения проблемы. Мне было важно получить первый опыт публичного разговора с "неподготовленной" аудиторией. И я его сполна получила.

Прежде всего, должна сказать, что шоу "Лолита. Без комплексов" построено по принципу противопоставления некоего явления "норме". Героями передачи становятся мужчины-домохозяины, люди, перенесшие тяжелые заболевания, разведенные женщины. При этом ведущая шоу, завершила одну из программ словами: "Совершайте ошибки, и у меня будет больше работы". Задача Милявской не состоит в том, чтобы расположить собеседника к откровенному разговору. Драматургия построена таким образом, чтобы герой программы оправдывался за свою "ненормальность". Так было и со мной. Ведущая сходу стала оспаривать каждый мой тезис, стремясь бойкими фразами вызвать эмоции у аудитории: "Вы говорите о том, что семья - это экономический союз, фирма. А я вам говорю о любви". Мои аргументы о том, что любовь - это не только объятья и духовная близость, она включает работу по поддержанию жизнедеятельности (кто-то должен приготавливать пищу, убирать жилище), счета за газ и электроэнергию тонут неуслышанными в шуме аплодисментов. Зато подводки ведущей: "Одинокая женщина, кто она - нормальная, прокаженная, эгоистка?", - были слышны отчетливо, самой постановкой вопроса лишь подтверждая ту самую нетерпимость, о которой я говорила. Чтобы не быть голословной я сослалась на свое текущее исследование. Все опрошенные мною женщины-одиночки говорили о том, что испытывают дискомфорт от отношения общества к их семейному положению. Независимо от того, хотят ли они быть "утешенными", или нет. В ответ на это сообщение мне посоветовали: "Плевать на мнение общества. Самодостаточный человек не обращает внимание на досужие сплетни. Поэтому надо "лечить" самооценку". В довершение всего один из приглашенных "экспертов" заявил (на Первом канале!), что женщина - товар скоропортящийся. "И в 30 уже никому не нужна". А мне было предложено "обратиться к психологу за компенсанаторными механизмами, которые помогут мне выжить в одиночестве".

Но самое удивительное не в этом. Традиционная точка зрения на женщин- синглов мне известна. Интересно другое. Как выяснилось, этот самый "эксперт" получил свою "роль" на данном ток-шоу, в соответствии со сценарием программы. Его миссия была не только в том, чтобы озвучить представление общества о "старых девах". Его попросту попросили внести некоторый "оживляш" в наш "скучный" разговор. Кроме того, в самом разгаре действия в студии появился Юрий Куклачев со своей дрессированной кошкой. Весь этот "цирк", включая сознательное стремление ведущей (женщины открыто и с болью говорящей о своих семейных катастрофах) свернуть серьезный разговор в плоскость гротеска, подтверждает наглядно демонстрирует оптику, через которую общество смотрит на таких, как я. Изменения в брачном поведении, и в частности тенденция к все более позднему материнству или вообще отказ от него серьезнейшим образом беспокоят не только демографов, но и власти, осознающие, "что имеют дело с сокращающимся трудовым ресурсом". На бытовом же уровне эта проблема выглядит смешной и нелепой - "стареющие женщины в поисках личного счастья". В какой момент происходит "сбой в программе"? Я думаю, что ответ нужно искать в страхе, нет, в ужасе общества перед осознанием неотвратимых перемен. Женщины боятся признать, что при сложившейся ситуации на брачном рынке "того самого" есть вероятность не встретить. Мужчины не торопятся признавать за женщиной право на выбор матримониального поведения. Кто-то должен первым сказать, что одиночество может быть в тягость, может быть в радость. Не важно, выбрано ли оно осознанно, или стало результатом социальных изменений, главное - в нем нет ничего стыдного. Женщина-сингл за 30 и без того чувствует, как "тикают ее биологические часы". Она нервничает в отсутствии решения: ждать ли "единственного", чтобы родить желанного ребенка? Рожать ли от донора? И рожать ли вообще? От проявления нетерпимости общества к этой проблеме не улучшится ни демографическая ситуация, ни душевное состояние тех, кто раздумаывает о том, вступать ли в брак.

P.S. На основании опубликованного в "Ньюсуик" исследования и его выводов возникли исследования "Катастрофа брака". Голливудом были созданы фильмы об одиноких женщинах "Когда Гарри встретил Салли", "Неспящие в Сиэтле", миллионными тиражами изданы бестселлеры такие, как "Создание жизни: работающая женщина в поисках материнства", "Дневник Бриджит Джонс". Наконец, по мотивам колонки Кендес Бушнелл в "Нью Йорк Обзервер" об одиноких женщинах Манхеттена был создан сериал "Секс в большом городе".